Международный центр компетенций в области планирования производства, логистики, управления цепочками поставок, управления запасами и закупками
+7 495 720-8260
Международная сертификация APICS Тренинги и семинарыот ведущих специалистов Бизнес-симуляторинновационный формат обучения Оценка компетенцийоценка компетенций

Будущее за уберизацией. Или нет?

Сегодня только ленивый аналитик не коснулся темы уберизации. Что в ней для нас, для индустрии управления цепями поставок? Актуальна ли она для России? Предлагаем разбираться вместе.

Модное слово «уберизация», конечно, произошло от Uber – всемирного таксомоторного агрегатора, не имеющего таксопарка ни в одном городе мира. Технологическая платформа, поменявшая структуру взаимоотношений «клиент-перевозчик» оказалась настолько успешной, что, кажется, перевернула мир. Мир b2c.

Как же обстоят дела в b2b? Гиганты рынка и стартапы нацелились, в первую очередь, на транспортную логистику: Amazon, тот же Uber, российский iCanDeliver. Их успехи пока более, чем скромные. Но это всего лишь начало. Они в фокусе внимания, о них широко пишут в русскоязычном интернете. В том числе, о скепсисе, который их сопровождает.

Но есть история и прогресс. 30 лет назад, например, на рынок пришли дерзкие 3PL-провайдеры и в их будущее тоже никто не верил. «Бизнес логистических посредников, не владеющих транспортными активами»? Нонсенс, пишет Коммерсантъ. Похоже, история сделала ещё один виток и те самые дерзкие брокеры со скепсисом смотрят на уберизацию сейчас и копируют старую риторику, не отдавая себе в этом отчёта.

Ещё один аспект, помимо неверия в новые технологии, - новый вид конкуренции. Коммерсантъ ссылается на исследования IBM: «тренд "уберизации", или дестабилизации отрасли из-за появления неочевидного конкурента, был признан самым распространенным опасением руководителей бизнеса».

Поборет ли развитие IT-технологий человеческую природу или уберизацию в логистике постигнет та же участь, что и дирижаблестроение? Мы, как истинные оптимисты, верим в развитие.

Гораздо меньше информации представлено по уберизации производства. А ведь это не менее перспективное и привлекательное направление. Предлагаем вашему вниманию краткий перевод статьи на Quartz, «Модель Uber для производства готова перевернуть отрасль».

Дизайнеру бостонской компании, Назарету Экмекджяну (Nazareth Ekmekjian) понадобился прототип, на его изготовление у дизайнера было всего полторы недели. Ни один из инструментальных цехов, с которыми он связывался, не смог предложить ему сроки короче двух недель. Наконец, Экмекджян нашел компанию, которая могла выдержать его сроки и работа стоила вдвое дешевле заложенного бюджета. В чём же секрет? Секрет в технологической платформе – компания (а это была MakeTime) не владеет ни одним станком, зато управляет целой сетью оборудования, арендованной у производителей в США.

«Это было очень просто», - говорит Экмекджян. «Я загрузил чертёж, несколько спецификаций, и за меня сделали всё остальное».

Гениальная идея уберизировать производство принадлежит архитектору Друру Перришу (Drura Parrish), автору стартапа MakeTime. В рамках модели, известной как распределенное производство или производство-по-требованию, MakeTime отвечает потребностям малого бизнеса в производстве, подобно тому, как Uber удовлетворяет потребности пассажиров. Компании, дизайнеры, предприниматели и изобретатели могут арендовать время на чужом простаивающем оборудовании, будь то фрезерные станки с ЧПУ или лазерные резчики за вполне посильную плату. А ведь любой из таких станков может стоить от $50 000 до $250 000.

Взаимная выгода очевидна – производители снижают простои, доводя коэффициент использования оборудования до желаемого уровня. Заказчики получают возможность решать производственные задачи, не вкладывая заоблачные суммы в оборудование.

В среднем, производственное оборудование в США простаивает примерно в половине случаев. «Экономика совершает качественные скачки намного быстрее» - объясняет Перриш. «Мы больше не смотрим на производственные циклы длиной в 10-20 лет. Сейчас охват стремится больше к двум-трём годам». Так многие производители инвестируют в оборудование более, чем требуется в итоге.

По иронии судьбы, есть также большая группа людей, в первую очередь владельцев малых предприятий, которые нуждаются в доступе к этим станкам, но не могут позволить себе купить их. Чтобы соединить их и решить обе проблемы, Пэрриш начал с аренды заранее известных часов простоя оборудования в механических цехах для художников и дизайнеров, а затем для владельцев бизнеса и производителей оригинального оборудования (OEM).

Пэрриш говорит, что компании, использующие сегодня платформу MakeTime, могут получить готовую деталь или предмет всего за четверть времени, которое потребуется в традиционном производстве. «Мы упрощаем [процесс], поэтому от 100 до 200 механических цехов могут работать с таким же уровнем контроля, как и один», - говорит он.

Третья сторона в процессе – владельцы производственных мощностей – также настроены оптимистично. Джефф Риззи (Jeff Rizzie), старший менеджер по развитию бизнеса Sandvik Coromant, крупного производителя станков, говорит, что производство по требованию предоставляет «действительно хорошие возможности для отрасли начать совместное использование ресурсов и оборудования, которые в значительной степени были бы потрачены впустую. Если мы сможем прийти на виртуальную ярмарку, где нам будет доступно больше мощностей оборудования, не покупая самого оборудования, это хорошо для всех».

Несмотря на то, что многие отрасли промышленности сильно изменились с момента появления Интернета, производство долго находилось в режиме ожидания перемен. Большая часть отрасли до сих пор не оцифрована и не стандартизирована. А это означает, что вы не можете пойти на фабрику с производственным эквивалентом PDF-файла. Различные производители используют разные дескрипторы, стандарты и программное обеспечение. Мелкие производители часто полагаются вообще на бумажные чертежи.

Поэтому такие технологические стартапы оказывают дополнительный положительный эффект на отрасль, упрощая и стандартизируя процесс поиска производственных мощностей.

Рик Смит (Rick Smith), генеральный директор и соучредитель компании Fast Radius, занимающейся производством-по-требованию, считает 2017 год главным переломным моментом для отрасли.

Уже несколько крупных компаний сделали значительные инвестиции в производство по запросу. Весной прошлого года UPS и SAP объявили о начале инициативы с Fast Radius по созданию производственной цепочки поставок по требованию, которая управляет сетью 3D-принтеров, станков с ЧПУ и быстрого литья. Несколькими месяцами позже Alcoa открыла производство 3D-печатной металлической порошковой краски, а в сентябре 2016 General Electric предложила заплатить 1,4 миллиарда долларов двум европейским фирмам, производящим 3D-печать.

 

Сейчас компании, использующие производство-по-требованию, делают это с осторожностью - часто для небольших, некритичных частей, с заказами в небольших объемах. Следующим шагом будет смещение традиционного производства в сторону общих стандартов и повсеместно распространённая оцифровка, что облегчит совместное использование оборудования.

Предстоит тяжелая битва. Новая идея – всегда риск. Убедить консервативное население в том, что прогресс позволит людям переходить на новую платформу и менять правила, по которым все работали последние 50 лет, - это действительно риск.

Но начало положено.

 


Вернуться


Наши клиенты

  • OracleSunInBevSyngentaLVMHAkzoNobelVolvoPfizerHenkel
  • DowAstra-ZenekaNpo_saturnContitentalrzhdJTIВертолеты РоссииОМКИркутKatkoGazpromTescoFerreroIpsen